“Кредитование под 70-80% годовых — это варварский бизнес», — банкир

Недвижимость во Франции

Сами банкиры понимают, что на высоких процентных ставках по кредитам бизнес не построишь.

“Кредитование под 70-80% годовых — это варварский бизнес”, — считает Виктор Башкиров, председатель правления Проминвестбанка.

Один из самых крупных украинских банков — Проминвестбанк (ПИБ), 93,8% акций которого принадлежат государственной корпорации “Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)” (РФ) — с начала года потерял почти 1 млрд грн. средств населения.

Отток депозитов в финучреждении объясняют нежеланием платить слишком высокие ставки по вкладам населения. Потерянное было с лихвой восполнено облигационным займом в размере 1,5 млрд грн., который ПИБ успешно разместил на рынке всего под 12,8% годовых.

Для сравнения: средневзвешенные ставки по депозитам физлиц в гривнях сейчас составляют чуть больше 15% годовых. Фактически отказываясь от дорогих средств населения, банк тем не менее намерен активно кредитовать физлиц. Уже в ближайшем будущем ПИБ, как и многие другие крупнейшие финучреждения, собирается выйти на рынок кэш-кредитов и кредитных карт. В самом банке утверждают, что ставки по таким кредитам в ПИБе будут гораздо ниже среднерыночных.

О кредитовании экономики

— Какие отрасли вы считаете приоритетными для кредитования на сегодняшний день?

— Наш кредитный портфель был хорошо диверсифицирован по отраслям еще до прихода в банк новых собственников, нам не пришлось радикально менять специализацию банка. Мы по-прежнему кредитуем металлургическую, химическую промышленность, транспорт, отрасль связи, машиностроение и розничную торговлю. Кроме того, ранее банк активно давал займы строительной отрасли, но в последние несколько лет мы почти не финансируем это направление. Единственная отрасль, удельный вес которой существенно вырос в нашем кредитном портфеле в этом году, — это АПК.

— Почему вы решили выйти на рынок кредитования сельского хозяйства?

— Мы считаем, что для Украины это одна из наиболее перспективных отраслей. Во-первых, страна является крупнейшим производителем зерна, подсолнечника, продукции животноводства. Во-вторых, если мы посмот­рим на цифры, то увидим, что в период кризиса менее всего пострадала аграрная отрасль. Сокращение объемов производства в АПК в 2009 г. составило всего 7%. Тогда как, например, черная металлургия “обвалилась” на 47%.

— Стремительный рост цен на некоторые виды сельхозкультур и продукцию их переработки повлиял на ваше решение кредитовать этот сектор?

— Данный фактор не был основным “драйвером” нашего выхода на рынок кредитования АПК. Мы исходили не столько из роста цен, сколько из перспективности отрасли и своего желания диверсифицировать кредитный портфель. Банк планирует увеличить удельный вес агрокредитов в нашем портфеле до 15-17%.

— Кого именно в секторе АПК вы видите своими клиентами?

— Таких компаний немного. В абсолютных цифрах наш кредитный портфель в данной отрасли весьма внушителен — 4,2 млрд грн. Но это не значит, что мы развиваем массовое кредитование. Банк специализируется в основном на кредитовании крупнейших производителей сельхозпродукции. К тому же мы не хотим быть единственным банком-кредитором наших клиентов. Наличие у компании кредитов в других банках для нас является показателем доверия к этому клиенту. Мы всегда советуем нашим клиентам сотрудничать сразу с несколькими банками.

— Наличие у компаний больших кредитов в других банках нередко приводит к излишней закредитованности бизнеса. Вас это не смущает?

— Естественно, мы не финансируем клиентов, которые имеют повышенный уровень кредитной нагрузки. Если бизнес клиента не в состоянии в полном объеме обслуживать собственные долги, то вообще не важно, из чего складывается такая задолженность — из кредитов одного или десяти банков. Мы не будем кредитовать такие
проекты.

— Имеет ли для вас значение личность собственников бизнеса при выдаче займов? Есть собственники, с которыми вы не стали бы сотрудничать?

— Безусловно. Я бы не хотел называть конкретных людей, с которыми мы не хотели бы работать. Репутация собственника бизнеса очень важна и очень тщательно изучается перед принятием решения о выдаче кредита. Этот фактор играет не меньшую роль, чем финансовые показатели компании.

О потребительском кредитовании

— В последнее время многие крупнейшие банки вернулись на рынок массового потребительского кредитования. Ваш банк не собирается наращивать объемы беззалогового кредитования физлиц?

— Рынок кредитования физлиц нас, безусловно, интересует. Мы планируем построить розничный бизнес иного формата, чем тот, что у нас есть. Действующая бизнес-модель розничного кредитования нас уже не вполне устраивает. Проминвестбанк еще в 2006-2008 гг. пытался выйти на этот рынок, но все закончилось проблемами.

Читайте также  Банк "Юнекс" ввел жилищное кредитование

Поэтому в феврале нынешнего года у нас в банке появился специалист по развитию розничного бизнеса. Была проведена вся подготовительная работа внутри банка. С 1 августа мы начали кредитовать наших клиентов в рамках зарплатных проектов. Мы намерены в дальнейшем развивать это направление. Банк однозначно не будет выходить на рынок кредитования в торговых сетях. Мы сконцентрируемся на кэш-кредитовании и начнем выпуск кредитных карт. Также радикально изменится наше предложение по расчетно-кассовому обслуживанию.

— Какие объемы кэш-кредитов вы планируете выдать в этом году?

— До конца года мы, скорее всего, будем работать в тестовом режиме, а в дальнейшем намерены увеличить свой портфель беззалоговых кредитов до нескольких миллиардов гривень.

— Сейчас банки выдают кэш-кредиты под 70-80% годовых и более. Насколько высокими будут ставки по беззалоговым кредитам в ПИБе?

— Мы не собираемся выстраивать розничный бизнес исходя из процентных ставок. Я с этим категорически не согласен. Отталкиваться необходимо от возможности клиента обслуживать долг и от месячного платежа по кредиту. Для каждого сегмента заемщиков эти показатели существенно различаются.

Мы сегментируем клиентов по многим параметрам. При этом у нас есть четкое видение того, сколько люди тратят на жизнь и сколько у них остается свободных денег, которые они могут использовать для погашения кредита. Банк исходит из того, что человек не может тратить на обслуживание кредита 90% своей зарплаты. Иначе ставка по кредиту могла бы быть и 200% годовых. Этим мы точно заниматься не будем.

Даже кредитование под 70-80% годовых — это варварский бизнес. Кредитование в торговых сетях под высокие ставки рассчитано на финансово неграмотных потребителей. Многие из них даже не представляют, во что ввязываются. Для банков это огромный соблазн заработать. Но это не наш бизнес. Пусть этим занимаются другие. Мы ничего против не имеем и мешать никому не будем.

— Сейчас самая низкая на рынке эффективная ставка по кэш-кредитам — около 40% годовых. Вы готовы кредитовать еще дешевле?

— Да. В рамках нашего пилотного проекта по беззалоговому кредитованию (портфель — 1,3 млн грн.) средняя процентная ставка составила 30,2% годовых. В какую сторону будет изменяться этот показатель — жизнь покажет.

Об ипотеке

— Будете ли вы развивать массовое ипотечное кредитование?

— Пока нет. Чтобы заниматься ипотечным кредитованием, необходимо иметь огромную долгосрочную ликвидность в гривнях. У нас сейчас в банке таких ресурсов нет. И у других банков нет таких ресурсов. Ипотечный кредит на пять лет — это шутка. Правильная ипотека должна быть рассчитана минимум на 15 лет. В России сейчас банки кредитуют покупку жилья на 15-20 лет, иногда и на 30 лет.

— Что должно произойти, чтобы такой ресурс появился и у наших банков?

— В принципе, это задача регулятора. Он должен создавать инструменты, которые позволят банкам иметь доступ к долгосрочному фондированию в национальной валюте. Во время любого кризиса в любой стране мира единственное место, где банки могут получить долгосрочную ликвидность, — это центральный банк. В той же России во время кризиса 2008 г. огромное количество долгосрочной ликвидности было предоставлено центробанком для поддержки банковской системы и экономики в целом. В Украине такого не было.

— Но у нас Нацбанк тоже выдавал огромные кредиты рефинансирования…

— Это совершенно иной инструмент. НБУ выдавал так называемые стабилизационные кредиты, которые были направлены на поддержание ликвидности. Но эти деньги не были рассчитаны на кредитование экономики или развитие бизнеса. Вообще, развитием ипотеки в Украине вполне могли бы заниматься госбанки.

Например, в России сейчас долгосрочную ипотеку в основном предоставляют банки с участием государства — Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк и др. То же самое и наше государство могло бы делать через Ощадбанк. Только оно способно генерировать длинные ресурсы в достаточном количестве. При этом коммерческие банки крутятся, как могут. Посмотрите, что происходит сейчас на межбанковском кредитном рынке. Денег “длиннее” одного месяца на этом рынке просто нет. Как в таких условиях банк может выдать заем на 15 лет?

О ликвидности и проблемных долгах

Читайте также  Строительный бизнес опять становится хитом банковского кредитования

— Почему ставка по кредитам овердрафт в Проминвестбанке в августе взлетела сразу на 4 п.п. — до 18% годовых?

— Средняя маржа в нашем банке составляет более 4,5%. При этом цена кредитов овернайт на межбанке выросла недавно до 10-11% годовых, межбанковские кредиты сроком не более одного месяца стали стоить более 15% годовых. На межбанке наблюдается острый дефицит заемных ресурсов. Остатки на корсчетах банков снизились до уровня ноября 2009 г. и составляют 18 млрд грн. (по состоянию на 26 августа — даже 12,1 млрд грн.). Исчезла свободная ликвидность. Поэтому деньги сразу стали дорогими, и мы, в свою очередь, тоже вынуждены были повысить стоимость коротких займов для клиентов.

— На межбанке вы чаще выступаете как заемщик или как кредитор?

— Мы в основном привлекаем ре­сурсы.

— Почему на межбанковском рынке возник дефицит?

— Это политика банковского регулятора. Из системы были изъяты миллиарды гривень. Это не связано с недоверием кого-то к кому-то, это целенаправленная монетарная политика НБУ. У него есть свое видение относительно объемов свободной ликвидности на рынке. Мы понимаем, что сейчас все внимание приковано к курсу гривни, а лишняя ликвидность всегда создает давление на курс в сторону девальвации. Так происходит на всех рынках.

— Во сколько вы оцениваете свободную ликвидность вашего банка?

— Ликвидность в валюте у банка очень высокая. Мы имеем возможность привлекать валютные ресурсы у нашего основного акционера — Внеш­экономбанка. Нам установлен достаточно мощный лимит в размере нескольких сотен миллионов долларов. Свободной гривневой ликвидности у нас почти нет — все вложено в активные операции.

— Насколько проблематично сейчас разместить на рынке привлеченные средства?

— Для нас это не проблема. Только с начала этого года кредитный портфель банка увеличился в эквиваленте на $309 млн. Это кредиты, предоставленные юрлицам. Кредитовать физлиц, как я уже говорил, мы только-только начинаем.

— Почему тогда многие банки испытывают трудности с размещением привлеченных ресурсов?

— Высокая свободная ликвидность есть в основном у банков с западным капиталом — это “Райффайзен Банк Аваль”, УкрСиббанк, Укрсоцбанк и др. Все потому, что у таких банков достаточно хорошо и масштабно развит розничный бизнес. У них большая филиальная сеть, качественные розничные депозитные продукты. Таким образом, они очень активно фондируются за счет средств населения. При этом кредитные портфели этих банков в последние годы сокращались. Насколько я могу судить, причина в позиции акционеров этих банков. Западные финучреждения просто не готовы брать на себя те риски, которые принимают российские банки.

— То есть вы считаете, что при желании сейчас можно найти качественных заемщиков и новые проекты для финансирования?

— Посмотрите на другие банки, на наш банк. Например, в прошлом году размер активов ПИБа увеличился на 27%. У ВТБ этот показатель также вырос, Сбербанк РФ в прошлом году нарастил активы на 135%.

— Согласно официальной статистике, с момента прихода в Проминвестбанк новых акционеров (март 2009 г.) активы банка увеличились на 2 млрд грн., или всего на 6% (с 32,6 млрд грн. на 01.04.09 г. до 34,6 млрд грн. на 01.07.11 г.). Это даже меньше показателя инфляции…

— Я говорю об увеличении рабочего кредитного портфеля. В конце 2010 г. мы списали с баланса проблемную задолженность в эквиваленте $574 млн (о списании банками проблемной задолженности см. статью «Недо лги» — Ред.). Вывели ее за баланс, но продолжаем с ней работать в части возврата средств. В то же время за 2010 г. ПИБ нарастил кредитный портфель на сумму, эквивалентную $630 млн. Таким образом, реальный прирост кредитного портфеля банка в прошлом году составил почти 30%.

— Тот же ВТБ за аналогичный период (с 01.04.09 г. — 01.07.11 г.) нарастил активы почти на 10 млрд грн., или на 35%, и подвинул ПИБ в рейтинге НБУ по активам с 7-го на 8-е место. Вас это не смущает?

— Для нас это не настолько принципиально. Если бы у нас вообще не было проблемных активов и мы росли бы медленнее ВТБ, тогда да — это было бы не очень хорошо.

— ПИБ — единственный банк, который осуществил столь масштабное списание проблемных долгов с баланса. Почему вы приняли такое решение?

Читайте также  Крупные банки сокращают кредитование бизнеса

— Это было сделано во исполнение требований постановления НБУ №424. В данном документе говорилось, что кредит может быть списан, если под него сформирован резерв в размере 100% и платеж по данному кредиту просрочен более чем на
90 дней. Многие банки не смогли выполнить оба условия, поэтому и не имели права проводить подобное списание.

— Данная проблемная задолженность досталась вам по наследству от прежних собственников?

— Да, вся эта задолженность была сформирована еще до прихода в банк новых акционеров.

— Отражает ли эта сумма уровень всех проблем, оставленных банку прошлым руководством?

— Нет, часть “плохих” кредитов еще не списана.

— И сколько это в денежном выражении?

— Не могу это комментировать.

О привлечении ресурсов

— За январь — июнь этого года отток срочных депозитов физлиц из Проминвестбанка составил 371 млн грн. В чем причина? Вас не интересуют деньги населения?

— Действительно, у нас с начала года наблюдается отток средств физлиц. По состоянию на середину августа средства физлиц в нашем банке во всех валютах сократились в эквиваленте на $108 млн. Причина в том, что банк целенаправленно снижал ставки по депозитам. Мы не заинтересованы привлекать деньги населения по высокой цене. Банк, по сути, заместил эти деньги путем привлечения облигационного займа в размере 1,5 млрд грн. При этом ставка купона (12,8% годовых. — Ред.) гораздо ниже процентных ставок, которые мы платили по депозитам.

— Кстати, размер вложений банка в облигации других эмитентов на конец июля 2011 г. также составил почти 1,5 млрд грн. Доходность облигаций банка ниже доходности вашего портфеля долговых ценных бумаг?

— Мы не оцениваем эти портфели исключительно исходя из их доходности. Весь этот портфель состоит из государственных ценных бумаг — ОВГЗ и НДС-облигаций. Эти бумаги мы используем в качестве залога для получения рефинансирования НБУ, что позволяет привлекать дешевую ликвидность. Если бы мы продали эти облигации на рынке, то потеряли бы доходность.

— Вы намерены и в будущем отказываться от депозитов населения?

— Никогда. Мы, наоборот, заинтересованы в депозитах физических лиц, но не по любой цене. Мы хотим сделать интересный и привлекательный расчетно-кассовый продукт. Что касается ставок и условий по депозитам физлиц в гривнях, то мы будем придерживаться среднерыночных показателей.

А вот по валютным вкладам нам действительно неинтересно платить среднерыночные ставки, так как валютные ресурсы мы всегда можем привлечь от акционеров на более выгодных условиях. Поэтому долларовые депозиты по тем ставкам, которые платят другие банки, нам не нужны.

Более того, если посмотреть на статистику, то можно увидеть, что отток по срочным гривневым депозитам прошел почти во всех крупных банках. И эта тенденция, скорее всего, сохранится до конца года. Банки просто не заинтересованы платить высокие ставки, исходя из которых стоимость кредитов для экономики становится неоправданно высокой.

К примеру, наш кредитный портфель почти на 100% состоит из кредитов, выданных реальному сектору экономики, крупным промышленным предприятиям. Они не станут привлекать кредиты по ставке выше 15% годовых. У меня, например, рука не поднимется выдать кредит бизнесу по ставке в 20% годовых. Если клиент говорит, что он готов оплатить столь высокую ставку, то я просто не понимаю, что за бизнес может приносить такую доходность в нынешних условиях?

— Вы по-прежнему сокращаете свою филиальную сеть?

— Да, сокращаем, и весьма существенно. На начало 2009 г. у нас было 861 отделение. Сейчас их осталось 237. Мы планируем и дальше закрывать подразделения. Для того бизнеса, который мы ведем сейчас, в такой сетке отделений просто нет необходимости. Более того, мы провели анализ и решили, что многие из этих отделений не нужны ни корпоративному, ни розничному бизнесу, который мы намерены развивать в будущем.

Автор: Комаха Алексей Родионович